Муниципальное бюджетное учреждение культуры "Краеведческий музей г. Железнодорожного". Структурное подразделение "Дом А.Белого"

 

Мистическая Драма

 

Мы уже рассказывали вам, уважаемый читатель, о том, что жизнь Андрея Белого – это ряд драм, начиная с самого детства.  Но было в его жизни несколько коротких, но счастливых периодов. И один из них связан со счастливой порой студенчества, началом литературной деятельности и с первой мистической любовью.

Лучезарная дева

Подходил к завершению XIX век. Приход  нового века все ждали с  предчувствием больших перемен  как в России, так и в жизни каждого. Москву захлестнула волна спиритизма, чуть ли не в каждом доме, склонившись над фарфоровой тарелочкой, читали предсказания, вызываемых духов. Ждали чего-то  необычного, светлого, радостного – «эпохи зорь». И под влиянием мировоззрения  и поэзии известного тогда философа Владимира Соловьева, символом этой светлой эпохи была «Лучезарная Дева», « Душа Мира», «Премудрость София» - так называли поклонники свою мечту, воплощение счастья для всех. И самыми преданными и   искренними поклонниками этой философии были студенты Московского  университета Сергей Соловьев, Борис Бугаев, а в Петербурге – Александр Блок. Они были молоды, умны, образованны, наделены талантом, полны решимости изменить этот мир, сказать свое слово в литературе, философии, науке. Обладая богатым художественным воображением, они искали земное воплощение своей мечты, «Лучезарной Девы». Для Александра Блока – это была его жена Любовь Дмитриевна, чей образ он воплотил в стихотворном цикле «Стихи о прекрасной Даме», для Сергея Соловьева – гимназистка Мария  Шепелева.  А студенту Борису Бугаеву его «Лучезарная Дева»  явилась однажды на симфоническом концерте. Случайно они встретились взглядами, и он понял – это она! Борю Бугаева охватило волнение, смятение – буря чувств! Он понял, что он влюблен: «… моя глубокая, чистая любовь к М.К., с которой я даже не знаком, становится символом сверхчеловеческих отношений. М.К. – Символ Софии Премудрости».
Любовь к М.К. носила чисто платонический характер, острый ее период длился около двух лет. Но близкими людьми они остались на всю жизнь. А тогда, в любовном волнении, в мистическом озарении, он посылает ей одно письмо за другим, не рассчитывая на ответ, не ожидая ответного чувства, даже не надеясь на знакомство: «… Вы – туманная сказка, а не действительность. Разрешите мне одну только милость: позвольте мне смотреть на Вас, и мечтать о Вас, как о сказке». В другом письме он восторженно признавался: «Вы – воплощение философии будущего, Вы – воплощение Души мира… Моя сказка, мое счастье!» Все письма были подписаны «Ваш рыцарь». В них было все: восхищение, философия, размышления о литературе и искусстве, и,  конечно же, любовь, нежная, чистая, высокая.

Мамонтова – Морозова

Кто же эта женщина, ставшая для будущего поэта и писателя Андрея Белого воплощением мечты и сказки? М.К. – это Маргарита Кирилловна Морозова, жена, а потом вдова известного промышленника и мецената Михаила Абрамовича Морозова.  Благодаря своей красоте, уму и богатству, эта дама сразу заняла  положение в московском обществе. Она была признана московской красавицей, с нее писали портреты известные художники, она блистала на всех спектаклях и концертах. И не удивительно, что к мистическим настроениям и восторгам молодого Бориса Бугаева примешивалось и чувство  восхищения от внешней красоты Маргариты Кирилловны. Ослепительные глаза с отблеском сапфира, величественная фигура красивой дамы в длинном платье с шлейфом всегда привлекали внимание, где бы ни была  Маргарита Морозова. В Москве ее хорошо знали.  «Стоило лишь ей появиться в шляпе с большими полями над прекрасным лицом – в публике пробегала волна восхищения»,- вспоминали современники. Она обладала большим умом, образованностью, добротой и мягким, деликатным характером. С детства знала скромный достаток, хотя и родилась в купеческой семье Мамонтовых. Но ее отец, запутавшись в финансовых делах, бежал за границу, пытался поправить положение, уповая на выигрыш в казино, проиграл в рулетку последние деньги и застрелился в Марселе. Его жена, Маргарита Оттовна (урожденная Левенштейн), осталась с двумя дочерьми без всяких средств. Но нужно было как-то выживать, и поднимать детей. Тогда она открыла маленькую мастерскую по пошиву одежды, работала днями и ночами, и сумела обеспечить девочек не только всем необходимым, но и выдала дочерей-бесприданниц замуж за очень состоятельных мужей. Так Маргарита Мамонтова вошла в не менее  известную и богатую семью Морозовых.

Таинственный рыцарь

И вдруг, весной 1901 года, прекрасная Маргарита, жена и мать, стала получать письма от неизвестного адресанта. Письма привлекли ее внимание. Они были длинными, необычными, в них кроме личных чувств была философия, идеи символизма. А так как Маргарита Кирилловна тоже читала Вл. Соловьева, то ей были понятны и близки мысли автора. Она берегла эти письма. Однажды весной 1903 г. она купила в книжном магазине небольшую книжечку «Вторая Симфония»,  уже известного тогда поэта Андрея Белого. Раскрыв книгу, она была поражена тем, что нашла в ней многие выражения из писем своего «рыцаря». И она поняла, что под именем «Сказки» в этой симфонии он говорил о ней, хотя они никогда не встречались, и у них не было даже общих знакомых. Их очное знакомство состоялось в марте 1905 г. К этому времени М.К. овдовела, стала владелицей большого состояния, воспитывала четырех своих детей. Она всячески помогала и поддерживала талантливых писателей и поэтов. Так, большую материальную помощь она оказывала композитору А.Н.Скрябину. В 1910 г. она совершила поступок гражданского значения: выполняя волю покойного мужа, она передала в дар Третьяковской галерее коллекцию картин и рисунков. Во время Первой мировой войны на свои средства организовала лазарет и сама работала в нем.
Но вернемся в 1905 год. В это время в ее особняке собиралось блестящее созвездие русских мыслителей  – Н. Бердяев, П. Флоренский, С.Булгаков. Ею было создано издательство «Путь», где печатались книги лучших авторов, представителей того самого века, который потом будет назван Серебряным, по аналогии с золотым, пушкинским веком. Здесь же, в издательстве, читались лекции, издавались журналы, словом формировалась духовная жизнь Москвы. На одной из таких лекций был Андрей Белый, уже хорошо известный автор для читающей публики. Маргарите Кирилловне представили модного автора. Вот как об этом позднее вспоминала М.К.: « …. Увидела  молодого человека, очень скромного  вида в студенческой серой куртке. Он стал часто  приходить на эти лекции. Беседовать с ним было очень интересно. Никогда, ни одним жестом не давал понять, что он мне писал письма. Этим показывал свою чуткость и деликатность».
Маргарита Кирилловна пригласила Бориса Бугаева в свое волжское имение Поповку, в 25 километрах от Твери. Там много гуляли, устраивали пикники с кострами. Борис Николаевич читал свои стихи. Когда зимой 1905 года, в дни московского восстания, вся семья Маргариты Кирилловны с детьми скрывалась в дальних комнатах морозовского особняка, к ним  пришел Борис Бугаев, с револьвером, настроенный по-боевому, чтобы узнать, все ли у них благополучно.

Друзья

В течение 1906-1907 гг. Андрей Белый постоянно бывал у Морозовой, их беседы затягивались далеко за полночь. Вот как писал об этом Борис Николаевич: «Я и теперь люблю ее особенной любовью… теперь мое чувство спокойно, тихо и радостно». Маргарита Кирилловна любила общаться  с Борисом Николаевичем. Разговор шел о судьбах, жизни,  о философии В.Соловьева и Ницше, о музыке Скрябина. Атмосфера этих встреч была благотворна для Бориса Бугаева, так как он в это время  переживал драму с Александром  и Любовью Блок. Он приходил к Маргарите Кирилловне за моральной поддержкой и всегда находил понимание и сочувствие. Потом у Бориса Николаевича начался роман с Асей Тургеневой. В этот период  Маргарита Кирилловна была для Андрея  Белого уже не «Душой мира», а любящей, понимающей и близкой, как мать.
Из письма Андрея Белого к Маргарите Кирилловне в 1909 г.: «Все эти дни вспоминаю все, что произошло со мной за эти 10 лет. На фоне этого десятилетия ослепительно выступает Ваш образ, ни разу не обманул меня, ни разу не омрачился: ясная, чистая, нежная грусть и восторг, и вдохновение. Я вас  люблю: как я Вам благодарен за все, все, все, за тот восторг, за те  чувства, которые  Вы внушили мне в годы  моей юности. Бесконечно преданный Вам Ваш Борис Бугаев».  Вскоре Борис Николаевич познакомил Маргариту Кирилловну со своей первой женой Анной Тургеневой. Она  не очень понравилась Морозовой своей холодностью, отчужденностью, высокомерием, хотя М.К. и приняла ее радушно.

Занавес

После 1917 г. жизнь Маргариты Морозовой резко изменилась. В 1918 г. ее особняк был реквизирован. Хозяйке выделили в подвале ее дома две комнатки, где она жила с больной сестрой и сыном. Многие из ее окружения уехали  в эмиграцию. Посол Дании предложил ей датский паспорт и всяческое содействие, на что она ответила: «Милостивый государь! Я потомственная московская купчиха. Все здесь  создавали мои предки. И даже если, не дай Бог, дело рук их будет уничтожено, мой вдовий долг обиходить родную могилу».
Борис Николаевич Бугаев остался одним из немногих свидетелей и участников ее прежней жизни.  Встречались они теперь редко. Но если встречались, разговоры были только о прошлом. Однажды встретившись у знакомых, Борис Николаевич познакомил Маргариту Кирилловну с новой спутницей, которую представил как жену. Это была Клавдия Николаевна Васильева. Маргарита Кирилловна вспоминала: « Мне она очень понравилась своим миловидным, чистым лицом. Особенно своими большими прелестными глазами… я ужасно обрадовалась за Б.Н. и успокоилась за его судьбу».
Последние три-четыре года жизни Бориса Николаевича они не виделись. Бугаев жил в Кучино, он приглашал сюда Маргариту Кирилловну, но она приехать не смогла, а потом вскоре узнала о его тяжелой болезни и смерти. Из воспоминаний Маргариты Морозовой: «Всегда с большой грустью вспоминаю эти дни, они всколыхнули все лучшее и светлое нашей долгой дружбы,  которое останется одним из лучших воспоминаний моей жизни».
Ей пришлось пережить большие трудности, жить в каморках Подмосковья, в москве, на Покровке в комнате под лифтом. И лишь в 50-х годах XX века она получила с сестрой две комнаты в новом доме на Боровском шоссе. Свой девятый десяток она доживала в беспросветной нужде, за счет помощи друзей. Скончалась «прекрасная Маргарита» в 1958 г.

 

Наталья Никольская